Кто такие гастарбайтеры в России

Повара-иностранцы, работающие у нас в стране, — это уже давно не редкость. Только у нас в городе можно встретить немало итальянцев, сербов, китайцев, англичан, австралийцев и даже шриланкийцев! И каждый раз я невольно задумываюсь над тем, что же это за люди, способные вот так повернуть свою жизнь, уехать в далекую Россию? Для чего они это делают и для чего нашим рестораторам шефы из-за бугра? Об этом мы побеседовали с владелицами нового семейного кафе-пекарни «Матильда» Анной Мартюшевой, Ларисой Ачкасовой и ее шеф-пекарем Хасанкой Сампаф родом из Шри-Ланки.

— Мой вопрос адресован к вам обоим — к вам, Анна, как к ресторатору и к вам, Хасанка, как к повару-экспату непосредственно. Кто такие вообще приезжие повара? Что это за категория людей, которые способны так кардинально изменить свою жизнь — страну, менталитет и т.д.?

— А.: Ответ однозначный, и нет смысла скрывать, что в первую очередь ими руководит желание заработать. По объективным данным зарплаты для экспатов в России выше, чем в целом по миру при той же занятости. Поэтому проводится жесткий конкурсный отбор среди претендентов, желающих отправиться в Россию. Лично я и Лариса опросили не менее 50 человек при выборе того шеф-пекаря, который бы нас устроил.

— X.: Что касается лично меня, то мной руководило желание увидеть и прочувствовать изнутри совершенно новые для меня места и страны, такие как Новая Зеландия или Австралия. Признаться честно, о России я никогда не задумывался всерьез, но судьба привела меня именно сюда, и я не жалею. Здесь я впервые увидел, как выглядит снег.

— Но это уже больше похоже на туризм… Можно ведь просто купить билет и приехать в страну, познакомиться с ней, скажем на 2-3 недели. Но рискнуть остаться здесь на длительный срок, что движет именно этим?

— Ну, почему бы не совместить приятное с полезным…

— Тогда так — зачем ехать на другой конец света работать поваром, если ты востребован у себя на родине? Тем более, что наверняка в «родных стенах» можно гораздо быстрее построить карьеру, нежели «за бугром».

— Может, и проще, но это не так перспективно с точки зрения профессионального развития. Здесь я получаю ценный опыт, который мне очень пригодится в будущем. Единственная проблема для меня — это моя семья и друзья, которые остались на Шри-Ланке, я скучаю и порой чувствую себя очень одиноко.

— Анна, а как вы оцениваете степень своего риска, приглашая на работу шефа-иностранца?

— Риски минимальны. Предположим, мы с Ларисой предпочли бы нанять шеф-пекаря в свое заведение из Москвы например, но это обошлось бы гораздо дороже. А в Екатеринбурге трудно найти человека, который мог бы делать выпечку полностью по европейским стандартам, потому что у нас просто нет этой традиции. Но зато у нас гораздо больше уверенности в качестве работы иностранного шефа и его самоотдаче, поскольку, раз человек едет к нам за тридевять земель, скорее всего, он будет выкладываться по полной программе. Ни один русский не будет так работать! Проверено.

— А из недостатков в работе иностранных шефов что можете отметить?

— У них немного другая система расчета себестоимости продуктов, приходится объяснять некоторые экономические нюансы. Им незнакомы нормы взаимодействия с органами государственного надзора, например, и т.д.

— Хасанка, вы говорите о том, что вам близки русские люди и вам здесь комфортно. Но почему? Что вам так нравится здесь?

-Доброжелательность и открытость русских людей мне очень нравится, а сравнивать мне есть с чем, я долгое время прожил в Дубае. Здесь я уже побывал в настоящей русской бане, съездил в лес, в Невьянск. Русская кухня меня покорила — вареники, драники, пельмени и, конечно, борщ, окрошка. А еще мне нравится слушать русский шансон.

— А к качеству продуктов претензий нет?

— Найти адекватную замену среди местных продуктов можно всегда, я уверен. Из дорогой французской муки приготовить круассаны может любой, но профессионализм в том, чтобы сделать не менее качественный продукт из тех ингредиентов, которые доступны. К этому и стремлюсь.

— Почему вы выбрали именно специализацию пекаря?

— Мама с детства пекла для меня много булочек, тортов, я обожал наблюдать за этим процессом. И несмотря на то, что в семье никто не был профессиональным поваром, я решил посвятить себя именно этому. А специальность пекаря-кондитера — это более ручной труд, требующий большей чувствительности, это мне близко. Мама меня очень поддержала тогда.

— Но пекарь — это ведь не совсем в шриланкийских традициях, насколько я понимаю?

— На самом деле на Шри-Ланке прекрасная образовательная школа пекарей, она находится в Коломбо. Ежегодно ее выпускниками становятся порядка 200 человек профессиональных кондитеров, которые достаточно востребованы потом по всему миру.

— Как долго вы планируете здесь задержаться, какие ваши жизненные планы?

— Пройдет пять лет, и я обязательно открою свою кондитерскую на Шри-Ланке. Обзаведусь большой семьей, детьми. Это будет семейный бизнес. А пока я буду радовать жителей Екатеринбурга вкусной и свежей выпечкой. Enjoy your danish!

 602 total views,  2 views today

Поделиться

Об авторе

Редактор

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *